rdavid: (Default)



Танковый музей, Латрун, февраль 2011 | Удивительно смотреть на живой флаг ЭсЭсЭсЭр

rdavid: (Default)


Canon PowerShot G2, 1s f/2.8 at 7.0mm iso400

Москва, июль 2005 | Как можно ненавидеть целый город? Как можно ненавидеть 12 миллионов человек? Сложно, но можно. Бутафория центра контрастирует с засранными подъездами. Но это лишь отражение борьбы цивилизации с дикостью, которая так явственно проступает в многомиллионном городе. Но, заглянув в души этих 12 миллионов, я ужаснулся и возненавидел. Хотя знаком только с сотой процента от этих миллионов. Вероятно, не та сотая мне попалась…

rdavid: (Default)

Артемий Лебедев разрекламировал мой двор. Это город Загорск, улица Краснофлотская, дом два (вот его угол на другой фотографии); здесь я жил с 10-и до 22-ух лет. Помню, как доламывал несуществующий сегодня забор справа от столба с чашей. Помню, как лазил по недостроенному корпусу завода номер 6, он на заднем плане. Прошло 20 лет, и внешне ничего не изменилось. Изменился я, забор шестого завода остался прежним…

rdavid: (Default)

Прочитал у Юрия Колкера штрих к мысли, которую думал давно. А именно, о двойственной позиции людей, которые по израильскому вызову уезжали из СССР в другие страны. Дело, конечно, не в предпочтении американской мечте еврейской. Это симпатии личные и субъективные. Дело в пренебрежении к остающимся в отказе. Колкер пишет, что советская власть мотивировала свои отказы на израильские вызовы тем, что они используются не по назначению; тем, что «израильские родственники» едут не в Израиль. А потому, все эти вызовы и декларируемое желание жить на Родине — обычное надувательство.

Любопытно было бы узнать мнение знаменитых отказников и сидельцов, работающих в израильской политике. По долгу службы им не выгодно обижать русскоязычную диаспору в Америке. Которая их, по-сути, предала.

Из книги Юрия Колкера «Пархатого могила исправит, или как я был антисемитом»: «Еще один ход мысли, сейчас почти непонятный, должен быть отмечен. В случае удачи, в случае получения разрешения на выезд — нельзя было предать остававшихся. Власть твердила, что не отпускает евреев, потому что они едут в Америку, а не в Израиль, — а я видел глаза тех, кто засиделся в отказе и для кого Израиль был всем. Особенно детей было жалко».

rdavid: (Default)

Изменения в мироощущении русских за последние 40 лет я бы описал словами: от "Мне в моем метро никогда не тесно..." до "Все что мне друзья налили - все тебе, моя Россия!"

rdavid: (Default)


© drugoi

Пикет у Яузских ворот, Москва, Россия, январь 2009 | Взволновали меня русские сегодня, не ожидал, спасибо... смотреть )

rdavid: (Default)

Перечитываю веллеровский "литературно-эмигрантский роман". Несмотря на авторскую злобность, считаю роман лучшим произведением из длинного списка "о Довлатове". Удивительное совпадение, сегодня, после мнения дважды дифференцированного эмигранта, читаю у Михаила Веллера:

"Россия - остается своей: ты приезжаешь - здор-рово, ребята! Смотришь в лица, прочее мелочи. И по дороге от лица до лица - шизеешь: от грязи, бьющей в глаза, нерадивой и бесстыдной нищеты, нормальной окружающим; от обшарпанных прилавков, вонючих лестниц, колдобистого асфальта; от дебильной медлительности кассирш и неприязни продавцов, от грубости равнодушия и простоты жульничества, агрессивной ауры толпы, где каждый собран за себя постоять, раздрызганности упрессованного телами транспорта, нежилой неуютности кабинетов и коридоров, от неряшливой дискомфортности редких кафе и убогой пустоты аптек. Таксист - хам, редактор - враль, слово не держится, в метро духотища, водка - отрава, вязким испарением прослоена атмосфера, тягучий налет серости на всем, и от этой вселенской неустроенности устаешь: сам процесс жизни делается тебе труден неизвестно отчего."

Веллеру хорошо, он - писатель, меня в таких случаях срывает на мат. Дважды дифференцированные считают себя чуть ли не петрами великими, прорубающими окна в цивилизованный мир. Я же вижу в них обычных биржевых игроков - сорвать дивиденды до того, как всё рухнет (тем более, что разнообразные паспорта готовы). Таких не хочется жалеть во время очередной катастрофы, ведь они знают, на что идут...

Вот ещё из Веллера:

"И Ганапольскому в 'Эхе Москвы' на вопрос: ну как тебе Москва? - я мог ответить честно только одно: ребята, в этой сверхгигантской куче дерьма оскорбительно и непереносимо все. Кроме одного: но ребята, вы все здесь..."

rdavid: (Default)


Сильнейший ролик к фильму "Советская история". С интересом ознакомился с российскими комментариями. [livejournal.com profile] mazar2824 поделился мнением о фильме.

rdavid: (Default)



Лия Гельдман и Сергей Теплов сняли документальный фильм "Русские...". В нём жителям Санкт-Петербурга задают простые вопросы. Ответы и реакции меня не удивили. Потому что, так было уже десять лет назад. Ответы на большинство вопросов в фильме я знал в 15 лет, поэтому слыл начитанным. Немудрено. Одна женщина в фильме заявила, что Че Гевара - это где-то на Ближнем Востоке. По крайней мере, она была недалека от истины. Саша, виват!

rdavid: (Default)

Если бы мой сын захотел покинуть Россию,
я бы выбросила его с пятого этажа. Потом выбросилась бы сама…

Татьяна Иванова, доктор филологии, моя тётя

Нет, уехать в любое, кроме Израиля, место
значило переложить свои проблемы на плечи потомков.
В любом случае мы отдельный народ, который всегда стремился
жить отдельно, в гетто и штетлах, и держаться за руки,
чтобы не пропасть по одиночке в море всеобщей, то притухающей,
то вновь вспыхивающей враждебности окружения.

Ицхак Мошкович - Путь в еврейство и в Израиль

Почему я уехал из России? В эмигрантской прессе и интернетных форумах этот вопрос — самый любимый. Спорят без устали, приводят доводы: идеология, антисемитизм, свобода, преступность, уровень жизни. Некоторые кричат: «Матушку Россию люблю!» При этом проживая в мичиганах и других австралиях. Другие: «Я — еврей!» Отираясь в нью-йорках и германиях.

Россию я никогда не любил. Не знаю, почему так получилось. Вырос я в русском городе Сергиев Посад. Звали меня — Давид Рабкин. Получалось почти как в анекдоте:
- Мальчик, как тебя зовут?
- Давид…
- Смотри-ка, такой маленький, а уже еврей!

Естественно, что я отчаянно рвался быть русским. Тем более, что слово «еврей» в школе считалось ругательным. Очень гордился собственным патентом: я объяснял, что Давид — грузинское имя. Приятели снисходительно посмеивались.

Зимой я постоянно мёрз, летом мне не хватало солнечных дней. Осенью промозгло и слякотно. Весной грязь от тающего снега. Лесные забавы в виде грибов и ягод меня не привлекали. Рыбалка тоже. Всё детство я провалялся с книжкой.

Не нравилось мне отношение людей друг к другу. Какое-то звериное пренебрежение к чужой и своей жизни. В Загорске избивали и резали людей из удовольствия. Только лишь из желания показать себе и дружкам, какое ты крутое зверьё. Про пьянство и разврат и говорить нечего. Звериная жестокость к ближнему, повальное взяточничество, психология заключённых: ты умри сегодня, а я завтра. Стоит выйти за круг друзей и родственников, как ты оказываешься в мире, где человек человеку — волк.

Я приземлился в аэропорту имени Бен Гуриона в октябре 1997-го года. Ещё на лётном поле я влюбился в Страну с первого взгляда. В голубом небе ярко светило солнце, экзотические пальмы помахивали бананами, красивые девушки завораживающе говорили на гортанном языке (тогда иврит мне показался похожим на французский). Необыкновенно вкусный воздух, яркие краски, солнечно и тепло — я оказался в раю. Просто не верилось, что всё это происходит со мной. Мне нравилось решительно всё: люди, климат, еда, язык…

Потом выяснилось, что летом солнце бывает жёстким и надо пользоваться защитным кремом. Что осенью случаются пылевые бури, и неба не видно совсем. Что бананы не растут на пальмах, и, вообще говоря, являются травой. Что на иврите можно орать и ругаться, как и на любом другом языке. Всё это я узнал много позже. Но и сегодня, спустя 10 лет, я помню чувство необузданного восторга.

Через две недели я вернулся в Россию другим человеком. Страна моего рождения встретила меня чёрствостью пограничников и осенней слякотью. Серость и уныние вернулись на своё место. Рука привычно потянулась к бутылке. Мне только-только исполнился двадцать один год.

Очень быстро у меня созрела мысль, что ехать надо. (Старый еврейский анекдот: «Я не знаю, о чем вы здесь говорите, но ехать надо!») Я начал ходить в Сохнут, начал изучать иврит. Познакомился с евреями, такими же как и я.

Через два года я прилетел на постоянное место жительства. Через час после приземления я получил гражданство и довольно приличные деньги наличными. Признаться, у меня слёзы на глаза наворачивались.

Вскоре оказалось, что своей принадлежностью к еврейству можно гордится. Что евреи — великий народ. Что иврит — старейший из «живых» языков. Что именно на нём Моше (Моисей) записал Тору (Ветхий Завет). Что возникновение Израиля в 20 веке — Божественное чудо.

Я благодарен Создателю за каждый миг…

rdavid: (Default)

Прожектор перестройки освещает перестройку
Строитель коммунизма обожает коммунизм
Сотрудник КГБ одобряет КГБ
Любая правильная пуля любит свой пулемет

Егор Летов - Здорово и вечно

Из сегодняшних новостей: в подмосковном городе Сергиев Посад (при коммунистической власти - Загорск) за публикацию SMS-сообщения антисемитского содержания осужден студент одного из московских юридических вузов ...читать дальше.

Измельчал народ. Измельчал. Загорчанина Павла Александровича Флоренского за то же самое именуют богословом и философом. Но и его известность лишь отблеск в сиянии ещё одного великого земляка. В 1905 Сергей Нилус издаёт книгу “Великое в малом”. Там впервые напечатаны “Протоколы Сионских мудрецов”. Вот где сила и размах! Не чета нынешним студентам.

По Флоренскому, кстати, я готовил школьный доклад. Мария Григорьевна, учитель литературы, знала, кому поручить. Давид в классе учился только один.

Про название родного города я уже писал.
Фотография )

rdavid: (Default)
Мы остаёмся в России,
Уехав в Израиль и Штаты,
Её мы в душе носили,
Как Бродский, и как Довлатов,
Нас много, мы “новые ссыльные”,
Узнали “по чём фунт лиха”,
Уехали из России мы,
В отъездную ту шумиху.

Иван Нави, Дрееру, 2000

Признаюсь, Россия меня не интересует. Четыре часа на самолёте представляются десятилетием. Пятьсот долларов за билет – многомиллионой тратой. Почему так? У меня нет ответа.
Дальше )
rdavid: (Парадайм)
Я вырос в небольшом подмосковном городке. Тогда его называли Загорском. Сегодня он носит гордое имя—Сергиев Посад. В центре города стоит мраморный истукан—сам товарищ Загорский. В детстве я путал его с истуканом товарища Ленина. Этому деятелю памятник тоже стоит, рядом с Троице-Сергиевой лаврой. Сама она является крепостью-памятником монаху Сергию Радонежскому. Легенда гласит, что он основал город. И сейчас ещё можно найти его мощи (кости, по-простому) в одной из церквей Лавры. Короче, вырос я в месте, где памятник на памятнике.

Я недавно провёл «расследование» в Интернете, кем был Загорский. Итак, Загорский Владимир Михайлович (1883, Нижний Новгород–1919, Москва), настоящее имя Лубоцкий Вольф Михелевич. Под непосредственным началом Загорского в Москве проводились экспроприация и национализация промышленности, банков. Погиб в результате теракта во время совещания партработников в здании МК РКП (б) 25 сентября 1919 в Леонтьевском переулке, 18 (мемориальная доска). Похоронен у Кремлёвской стены.

Какая тонкая издёвка Сталина назвать старинный православный город Сергиев Посад именем еврея-революционера! В 1919 году Сергиев Посад был переименован в город Сергиев. В 1929 году произошло переименование города Сергиева в город Загорск.

March 2016

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
202122232425 26
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 10:15 pm
Powered by Dreamwidth Studios